Орловчанка рассказала о жизни в блокадном Ленинграде

Орловчанка рассказала о жизни в блокадном Ленинграде
Источник: ТРК-Истоки
Тамара Михайловна Могилевцева жительница Ливен. Войну она встретила в блокадном Ленинграде, о чем поделилась с корреспондентами сетевого издания «Уездный город».

Со дня освобождения города на Неве прошло 77 лет, однако Тамара Могилевцева, Почетный гражданин города Ливны сохранила в памяти страшные годы Великой Отечественной.

«Как такое забудешь: голод, работа в госпитале, бомбежки, ледяная дорога жизни через Ладожское озеро. Все это я прошла молодой девчонкой», — поделилась женщина.

В Ленинграде она училась на преподавателя русского языка и литературы в престижном институте имени Герцена. Однако книги и конспекты пришлось отложить.

22 июня 1941 года молодая Тамара Могилевцева находилась в фундаментальной библиотеке института: студенты готовились к экзамену. В этот момент распахнулись двери читального зала, и внутрь вошли милиционеры.

«Потребовали у всех паспорта, — спустя десятки лет вспоминает женщина. — Но на руках были только читательские билеты. Установив наши личности, люди в погонах объявили всем о начале войны».

Многие отправились в военкомат, чтобы их отправили на фронт. Тамара вместе с подругой и землячкой Валентиной Замысловой были мобилизованы на оборону Ленинграда.

Ночи, дежурство на крыше: девушки во время бомбежки тушили пламя на корпусе своего студенческого общежития. Первые самолеты со свастикой в конце июля начали сбрасывать на институтские корпуса зажигательные бомбы. Тамара Могилевцева вспоминает, что хотелось закрыть уши и глаза, бежать, не оглядываясь из этого ада. Девушкам повезло, на крышу, на их крышу не упало ни одной зажигалки. Когда же пришел их черед, от страшного удара затряслись стены, еще недавние студентки с лопатами в руках и мешками с песком отстояли дом.

Это было только первым испытанием для орловчанки. Линия фронта сдвигалась ближе, блокадное кольцо сжималось. Ленинградцы начали копать противотанковые рвы на подступах к городу: среди остальных была и Тамара Могилевцева. Первые раскаты фашистской артиллерии послышались у станции Мга. Женщин быстро эвакуировали, теперь им было поручено новое задание: собирать и красить ящики для боеприпасов. Тогда студентки и получили первые продовольственные карточки.

«Первое время выдавали по 500 граммов хлеба в сутки, — рассказывает ветеран. — В конце августа, когда с питанием стало совсем плохо, паек сократили до 300 граммов. Тогда же в последний раз с начала блокады выдали сливочное масло и сахар. Теперь максимум, на что мы могли рассчитывать, это хлебная карточка и суточный талон на обед в столовой. Чечевичная похлебка или суп-болтушка были для нас настоящим счастьем».

Тамара Могилевцева получила работу санитаркой: необходимо было выживать в тяжелых условиях. И без того скудные, нормы на карточки еще урезали: теперь полагалось 250 граммов хлеба в сутки.

«Мы с подругами пошли работать в военный госпиталь. Размещался он в семиэтажном здании лесотехнической академии, и каждый из этажей был буквально забит ранеными. Стоны, просьбы о помощи. Работать приходилось, не смыкая глаз. У одних всю ночь сидели у изголовья, по просьбе других сочиняли письма домой. Потом в госпитале не стало света, воды, участились обстрелы, бомбежки. На моих руках умирали раненые солдаты, совсем молодые ребята, - слезы лились из моих глаз, - рассказывает Могилевцева, - но оплакивать было некогда. Надо было рыть могилы и хоронить погибших».

Первых раненых хоронили в братских могилах, но потом грузовики с трупами стали вывозить на окраины Ленинграда.
Голоддавал о себе знать. Однажды ночью, прихватив хлебные карточки своих сокурсниц, ушла одна из подруг женщины по общежитию. Во время дежурства в палате Тамара упала на пол без чувств.  

«У нее голодный обморок», — диагностировал подоспевший врач.

Две палаты, в которых работала Тамара — 14 человек раненых от своей скудной порции каши и хлеба  выделили по ложке и маленькому кусочку санитарке. Поделились солдаты и с Валей Замысловой.

Оказалась на больничной койке в скором времени и сама Тамара: на кухне ей до костей обварили ноги. Подлечившись, девушка вернулась к своим обязанностям, но когда ей предложили эвакуироваться из блокадного города, согласилась не раздумывая.
В марте 1942 года по льду Ладожского озера тихо ехала колонна машин, в одной из которых была Тамара с Валей. Подтаявший лед треснул под головной машиной. Большую часть пассажиров полуторок тогда спасла охрана, сопровождавшая колонну на всем пути следования.

Прошли десятки лет Тамара Михайловна успела окончить институт, поработать учителем, десять лет завучем ливенской второй средней школы и почти 17 лет – директором средней школы № 3, сейчас это лицей имени Булгакова. Трижды избиралась депутатом облсовета народных депутатов. Удостоилась звания «Отличник народного просвещения» и «Заслуженный учитель России». Она является также кавалером ордена Октябрьской революции, удостоена медали Жукова. Имеет два нагрудных знака ЦК ВЛКСМ за успехи в патриотическом воспитании молодежи.

К этим наградам прибавилась медаль «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады». 872 дня — одна из страшных цифр времен Великой Отечественной. За это время погибло 780 тысяч ленинградцев, эвакуировано в тыл почти 1,5 миллиона человек. Что составляет около половины численности населения северной столицы.

Этой весной Тамара Михайловна встретит свой 92‑й день рождения.

Боровков Вадим
Автор: Боровков Вадим